Адвокат Кленовицкий Сергей Алексеевич, член Адвокатской палаты
г. Санкт-Петербурга, Спасской Коллегии
Адвокатов Санкт-Петербурга
(812)946-2575,(812)364-0481
Санкт-Петербург, Суворовский пр. 2 лит. В
Уголовные дела

О проверке конституционности положений статьи 56 и главы 40 УПК РФ

Attention: open in a new window. Print

 

Конституционный суд Российской Федерации

Адвокат Кленовицкий С.А., в интересах заявителя Шестаевой Евгении Юрьевны, обвиняемой в совершении преступлений, предусмотренных ч. 4 п. г. ст. 228.1 УК РФ, ч. 3 ст.30, ч. 4 п. г. ст. 228.1 УК РФ.

 

 

Заявление

О проверке конституционности положений частей второй и восьмой статьи 56, части второй статьи 278 и главы 40 УПК Российской Федерации.

Согласно статье 56 УПК Российской Федерации, определяющей процессуальный статус свидетеля в уголовном судопроизводстве, вызов и допрос свидетелей осуществляются в порядке, установленном статьями 187 - 191 данного Кодекса (часть вторая); за дачу заведомо ложных показаний либо отказ от дачи показаний свидетель несет ответственность в соответствии со статьями 307 и 308 УК Российской Федерации (часть восьмая).

Согласно части второй статьи 278 УПК Российской Федерации перед допросом в судебном заседании председательствующий устанавливает личность свидетеля, выясняет его отношение к подсудимому и потерпевшему, разъясняет ему права, обязанности и ответственность, предусмотренные статьей 56 данного Кодекса, о чем свидетель дает подписку, которая приобщается к протоколу судебного заседания.

Глава 40 (статьи 314- 317) УПК Российской Федерации регулирует особенности производства по уголовному делу по при наличии оснований применения особого порядка принятия судебного решения, в том числе выделенному в отдельное производство.

Оспаривающая конституционность названных законоположений гражданка Шестаева Е.Ю. была привлечена к уголовной ответственности за совершение преступлений, предусмотренных ч. 4 п. г. ст. 228.1 УК РФ, ч. 3 ст.30, ч. 4 п. г. ст. 228.1 УК РФ.

Уголовное дело в отношении Шестаевой Е.Ю., возбуждено 18 июля 2015 года старшим следователем по ОВД СУ УВД на Московском метрополитене ГУ МВД России по г. Москве Кончаковой Т.С., по признакам преступления предусмотренного ч. 4 п. г ст. 228.1 УК РФ оконченным составом, по второму эпизоду преступления по ч. 3 ст. 30, ч. 4 п. г ст. 228.1 УК РФ.

18 июля 2015 года Шестаева Е.Ю., была задержана в соответствии со ст. 91, 92 УПК РФ и в этот же день ей было предъявлено обвинение в совершении вышеуказанных преступлений. Согласно фабуле обвинительного заключения Шестаева Е.Ю., обвиняется в совершении незаконного сбыта наркотических средств в крупном размере гражданину Хангишиеву Р.З., а также в покушении на незаконный сбыт наркотических средств в крупном размере неустановленному кругу лиц, при обстоятельствах, изложенных в обвинительном заключении, но не позднее 17.07.2015 года.

Приговором Бутырского районного суда г. Москвы 12.04.2016 г., Шестаева Е.Ю., признана виновной в совершении вышеуказанных преступлений и осуждена по ч. 4 п. г ст. 228.1 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы сроком на 12 лет; по ч. 3 ст. 30, ч. 4 п. «г» ст. 228.1 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы сроком на 10 лет, без назначения дополнительных видов наказания.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательное наказание по приговору назначено в виде в виде лишения свободы сроком на 13 лет без назначения дополнительных видов наказания.

Апелляционным определением коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 06.12.2016 года данный приговор изменен, наказание снижено по ч. 4 п. г ст. 228.1 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ до 07 лет 06 месяцев лишения свободы, по ч. 3 ст. 30, ч. 4 п. «г» ст. 228.1 УК РФ до 07 лет лишения свободы; на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения наказаний окончательно Шестаевой Е.Ю., назначено наказание в виде лишения свободы сроком на восемь лет, с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

23.05.2017 г., судом кассационной судебной инстанции Московского городского суда с учетом доводов указных в представлении заместителя прокурора города Москвы Ведерникова В.В. от 21.01.2017 г., кассационной жалобе адвоката Кленовицкого С.А. от 28.03. 2017 г., решения нижестоящих судов в отношении Шестаевой Е.Ю. были отменены с указанием на то, что в основу обвинительного приговора были положены доказательства признанные допустимыми без учета доводов, представленных прокуратурой г. Москвы и защитой.

Установлено, что по данному уголовному делу при оценке доказательств допущены существенные нарушения уголовно-процессуального законодательства повлиявшие на исход дела.

Из материалов уголовного дела следует что Шестаева Е.Ю. задержана сотрудниками полиции 17.07.2015 года в 12 часов 09 минут, а защитник Миронов Д.Ю. назначен ей в порядке ст. 51 УПК РФ, следователем.

В уголовном деле имеется протокол разъяснения прав подозреваемой от 18.07.2015 года без участия защитника, с рукописной записью следователя о том, что права Шестаевой Е.Ю. разъяснены и понятны, от подписи Шестаева Е.Ю., отказалась (т.1 л.д. 44). Проведённый допрос Шестаевой Е.Ю. в качестве подозреваемой в период времени с 01-15 до 01-19 ч. мин., признан судом при рассмотрении уголовного дела недопустимым доказательством. Протокол разъяснения прав обвиняемой от 18.07.2015 года с участием защитника Миронова Д.Ю. (т.1 л.д. 49), где от имени обвиняемой следователем сделаны записи; «Права разъяснены и понятны. С участием защитника Миронова Д.Ю., согласна». Как и в первоначальном следственном действии следователем произведена рукописная запись, о том, что обвиняемая от подписи оказалась.

Решением адвокатской палаты г. Москвы от 12.05.2016 года статус вышеназванного защитника был прекращен. В решении АП г. Москвы указано, что действия защитника Миронова Д.Ю. носили умышленный характер, направленный на нарушение защиты Шестаевой Е.Ю., являлись проявлением его сознательной позиции, а не случайного стечения обстоятельств.

Суд кассационной инстанции соглашаясь с решением АП г. Москвы, к вышеуказанным доказательствам отнесся критично, подвергнув их обоснованному сомнению.

По вышеизложенным доводам судебные решения пересмотрены в порядке, установленном главой 49 УПК РФ, отменены, а результат их рассмотрения имеет преюдициальное значение.

В силу статьи 401.1 УПК РФ при рассмотрении кассационных жалобы, представления суд (судья) кассационной инстанции проверяет только законность судебных решений, то есть правильность применения норм уголовного и норм уголовно-процессуального права (вопросы права).

С учетом данного ограничения доводы кассационных жалобы, представления, если в них оспаривается правильность установления судом фактических обстоятельств дела (вопросы факта), проверке не подлежат. Вместе с тем, если в кассационных жалобе, представлении содержится указание на допущенные судом нарушения уголовно-процессуального закона при исследовании или оценке доказательств (например, обоснование приговора недопустимыми доказательствами), повлиявшие на правильность установления судом фактических обстоятельств дела и приведшие к судебной ошибке, такие доводы не должны быть оставлены без проверки (Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28.01.2014 № 2 (ред. от 03.03.2015 "О применении норм главы 47.1 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде кассационной инстанции").

Таким образом установлено что при постановлении приговора были допущены существенные нарушения норм УПК РФ, выразившиеся в нарушении права на защиту Шестаевой Е.Ю., при проведении в отношении нее первоначальных следственных действий.

Из материалов уголовного дела следует, что на стадии предварительного, так и судебного следствия, Шестаева Е.Ю. свою вину не признала. Однако вышеуказанные показания Шестаевой Е.Ю., легли в основу обвинения, с указанием на то, что они использованы для опровержения доводов подсудимой о невинности.

Помимо этого, в кассационном постановлении от 23.05.2017 г. Президиума Московского городского суда указано, что в основу выводов суда о доказанности вины Шестаевой Е.Ю., судом положены показания свидетеля Хангишиева Р.З. покупателя наркотического средства, которые он подтвердил в ходе судебного разбирательства в Бутырском районном суде г. Москвы в порядке особого производства по выделенному в отношении него уголовному делу.

Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда, также сослалась в апелляционном определении от 06.12.2016 года на приговор Бутырского районного суда г. Москвы от 13 октября 2015 г, постановленный в отношении Хангишиева Р.З., осужденного по ч. 2 ст. 228 УК РФ, как на доказательство вины Шестаевой Е.Ю., что также признано существенным нарушением норм УПК РФ.

В соответствии со п.1 ч.1 ст.73 УПК РФ, при производстве по уголовному делу подлежат обязательному доказыванию время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления.

Однако рапорт о задержании, акты досмотров, справки о результатах оперативного исследования и заключения экспертиз, согласно которым, изъятое у Хангишиева Р.З. в ходе досмотра 18.07.2015 г., вещество является наркотическим средством, а также показания свидетелей - оперативных сотрудников, не содержат сведений и сами по себе не являются доказательствами предъявленного Шестаевой Е.Ю. обвинения.

Следствием не было представлено достаточных и достоверных доказательств того, что наркотическое средство сбыла Хангишиеву Р.З., именно Шестаева Е.Ю., так как при попытке его сбыта она (Шестаева Е.Ю.) с поличным не задержана. Денежные средства надлежащим образом исследованные и выданные закупщику в порядке ОРМ «Исследование предметов и документов», «Проверочная закупка» у нее изъяты не были, самого ОРМ в отношении нее не проводилось, свидетели (понятые) могущие подтвердить факт отсутствия наркотических средств у покупателя до сделки – отсутствуют.

Несмотря на это, выводы о виновности подсудимой по смыслу обвинительного заключения на стадии нового рассмотрения уголовного дела по-прежнему основываются, исключительно, на простых утверждениях свидетеля Хангишиева Р.З., который сообщил, что покупал наркотики у Шестаевой Е.Ю.

При таких обстоятельствах защита считает, что незаконный сбыт Шестаевой Е.Ю. наркотического средства в крупном размере Хангишиеву Р.З. 18.07.2015 г., не подтверждается совокупностью исследованных судом доказательств, которая бы была достаточной для установления вины подсудимой Шестаевой Е.Ю. в совершении указанного преступления.

Вместе с тем, указанные обстоятельства не соотносятся с принципом равенства граждан Российской Федерации перед законом и судом закрепленного в статье 19 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации, в силу которого однородные по своей юридической природе отношения должны регулироваться одинаковым образом, поскольку Шестаева Е.Ю., если предположить ее виновные действия, выполняла такую же объективную сторону преступления как и Хангишиев Р.З.

Соблюдение конституционного принципа равенства, гарантирующего защиту от всех форм дискриминации при осуществлении прав и свобод, означает, помимо прочего, запрет вводить такие ограничения в правах лиц, принадлежащих к одной категории, которые не имеют объективного и разумного оправдания (запрет различного обращения с лицами, находящимися в одинаковых или сходных ситуациях) Постановление Конституционного Суда РФ от 20.07.2016 N 17-П.

Полагаю, что по смыслу вышеназванного постановления Конституционного Суда РФ возможно говорить об однородности юридически значимых обстоятельств в которых оказались Хангишиева Р.З. и Шестаева Е.Ю., что не позволяет признать последнего свидетелем по уголовному делу, поскольку он является заинтересованным лицом, имеющим собственный интерес.

Раскрывая последний тезис, следует особенно отметить, что особый порядок судопроизводства исключает доказанность (преюдициальность) каких-либо обстоятельств в рамках рассмотрения другого уголовного дела.

Кроме этого, для постановления приговора в особом порядке судебного разбирательства недостаточно согласия всех участников процесса. Судья, изучив материалы, самостоятельно должен прийти к выводу, что обвинение подтверждается доказательствами, собранными по делу.

Однако в своем допросе в качестве обвиняемого по выделенному уголовному делу Хангишиев Р.З., вину в хранении наркотического средства не признает и полагает, что покупал у Шестаевой Е.Ю. абсолютно легальную смесь. Более того, согласованность такой позиции подтверждается ходатайством его защитника адвоката Сайгитова У.Т., о проведении очной ставки между его подзащитным и Шестаевой Е.Ю., поскольку в ранее данных ими показаниях имеются противоречия. Таким образом изначально Хангишиев Р.З., утверждает о непричастности подсудимой Шестаевой Е.Ю., к сбыту наркотиков. Вместе с тем допрошенный в качестве свидетеля по уголовному делу в отношении Шестаевой Е.Ю., заведомо оговаривает подсудимую по обвинению в особо тяжком преступлении (сбыте наркотического средства), что не только нарушает ее конституционные права, но и является самостоятельным составом преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 306 УК РФ.

Исходя из позиции Хангишиева Р.З., подсудимая Шестаева Е.Ю., должна обладать равными с ним возможностями и гарантиями по осуществлению права на защиту, т.е. пользоваться всеми правами, предоставленными законом подозреваемому и обвиняемому, независимо от того, осуществляется ли уголовно-процессуальная деятельность в рамках одного или нескольких дел, выделенных в отдельное производство, что в данном случае входит в противоречие со свидетельскими показаниями Хангишиева Р.З., данными им в рамках особого производства по выделенному в отношении него уголовному делу и показаниями данными им в качестве свидетеля в ходе рассмотрения уголовного дела в отношении Шестаевой Е.Ю.

Считаю, что подобное противоречие приводит к неопределённости положений частей второй и восьмой статьи 56, части второй статьи 278 и главы 40 УПК Российской Федерации в их конституционно-правовом смысле.