Адвокат Кленовицкий Сергей Алексеевич, член Адвокатской палаты
г. Санкт-Петербурга, Спасской Коллегии
Адвокатов Санкт-Петербурга
(812)946-2575,(812)364-0481
Санкт-Петербург, Суворовский пр. 2 лит. В
Уголовные дела

УГОЛОВНОЕ ДЕЛО ЖЕНИ ШЕСТАЕВОЙ

Attention: open in a new window. Print

ИНТЕРВЬЮ КОЛЛЕГИ АДВОКАТА КЛЕЙМЕНОВА АНАТОЛИЯ ЯКОВЛЕВИЧА ПО УГОЛОВНОМУ ДЕЛУ ШЕСТАЕВОЙ

Бутырский районный суд г. Москвы

Адвокат Кленовицкий С.А., в интересах подсудимой Шестаевой Е.Ю., обвиняемой в совершении преступлений, предусмотренных ч. 4 п. г. ст. 228.1 УК РФ, ч. 3 ст.30, ч. 4 п. г. ст. 228.1 УК РФ.

Прения сторон 12.07.18 г.

По настоящему уголовному делу в качестве ключевого свидетеля дважды был допрошен Р.З. Хангишиев. Свидетельские показания против Шестаевой Е.Ю., данные им в ходе предварительного следствия по обвинению последней в незаконном сбыте наркотических средств, так и в суде первой судебной инстанции легли в основу обвинительного приговора Бутырского районного суда г. Москвы постановленного в отношении Шестаевой Е.Ю. 12.04.16 г. В отношении самого Хангишиева Р.З., также было возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 228 УК РФ и выделено в отельное производство, поскольку при его личном досмотре было обнаружено наркотическое средство. По окончанию следственных действий последним был избран особый порядок рассмотрения его уголовного дела в суде. Вместе с тем, по настоящему уголовному делу Хангишиев Р.З., проходит как свидетель, изобличающий Шестаеву Е.Ю., в незаконном сбыте.

Согласно статье 56 УПК Российской Федерации, определяющей процессуальный статус свидетеля в уголовном судопроизводстве, вызов и допрос свидетелей осуществляются в порядке, установленном статьями 187 - 191 данного Кодекса (часть вторая); за дачу заведомо ложных показаний либо отказ от дачи показаний свидетель несет ответственность в соответствии со статьями 307 и 308 УК Российской Федерации (часть восьмая).

Согласно части второй статьи 278 УПК Российской Федерации перед допросом в судебном заседании председательствующий устанавливает личность свидетеля, выясняет его отношение к подсудимому и потерпевшему, разъясняет ему права, обязанности и ответственность, предусмотренные статьей 56 данного Кодекса, о чем свидетель дает подписку, которая приобщается к протоколу судебного заседания.

В силу ст. 56 УПК РФ свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела. Свидетель не вправе: отказываться от дачи показаний;

Глава 40 (статьи 314-317) УПК Российской Федерации регулирует особенности производства по уголовному делу по при наличии оснований применения особого порядка принятия судебного решения, в том числе выделенному в отдельное производство.

В силу закона свидетель должен быть незаинтересованным лицом в исходе уголовного дела. Однако, кроме этого свидетель не может являться его стороной, и не входит в круг лиц, которые при определенных обстоятельствах не могут участвовать в производстве по уголовному делу ст. 61 УПК РФ.

Вместе с тем, исходя из изложенных дефиниций для позиции свидетеля в уголовном деле, как отметил Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 20 июля 2016 года N 17-П, характерна процессуальная нейтральность.

Совмещение же в деятельности одного и того же лица нейтральной и активной процессуальных функций приводило бы к лишению процесса доказывания требуемой объективности, что не согласуется с задачами правосудия по объективному установлению фактических обстоятельств дела, справедливому его рассмотрению и разрешению Определение Конституционного Суда РФ от 28.09.2017 N 2235-О.

Исходя из изложенного государственным обвинителем предъявленного подсудимой обвинения Шестаева обвиняется в совершении незаконного сбыта наркотических средств крупном размере гражданину Хангишиеву, а также в покушение на незаконный сбыт наркотических средств в крупном размере не установленному кругом лиц при обстоятельствах, изложенных в обвинительном заключение, но не позднее 17 июля 2015г.

В соответствии со п.1 ч.1 ст.73 УПК РФ, при производстве по уголовному делу подлежат обязательному доказыванию время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления.

Однако рапорт о задержании, акты досмотров, справки о результатах оперативного исследования и заключения экспертиз, согласно которым, изъятое у Хангишиева Р.З. в ходе досмотра 18.07.2015 г., вещество является наркотическим средством, а также показания свидетелей - оперативных сотрудников, не содержат сведений и сами по себе не являются доказательствами предъявленного Шестаевой Е.Ю. обвинения.

Утверждение о том, что Шестаева Е.Ю., передавала Хангишиеву Р.З., именно пакеты с наркотическим средством являются их личным субъективным впечатлением увиденного и не являются результатом оперативно-розыскной деятельности, что противоречит положениям ст. 89 УПК РФ.

Вместе с тем обвинением не было представлено достаточных и достоверных доказательств того, что наркотическое средство сбыла Хангишиеву Р.З., именно Шестаева Е.Ю., так как при попытке его сбыта Шестаева Е.Ю. с поличным не задержана, денежные средства надлежащим образом исследованные и выданные закупщику в порядке ОРМ «Исследование предметов и документов», «Проверочная закупка» у нее изъяты не были, самого ОРМ в отношении нее не проводилось, свидетели (понятые) могущие подтвердить факт отсутствия наркотических средств у покупателя до сделки – отсутствуют.

Таким обозом объективно следует признать, что единственным доказательством, которым располагает государственное обвинение, которое может свидетельствовать о причастности Шестаевой Е.Ю., к сбыту — это показания Хангишиева, находившегося в схожих юридических обстоятельствах с подсудимой.

Защита отдельно обращает внимание, что несмотря на это в обвинительном заключении л. 17, после вещественных доказательств иных документов, приобщённых к материалам уголовного дела, до сих пор фигурируют доказательства, на которые якобы ссылается обвиняемый и защита; допрос Шестаевой Е.Ю., в порядке ст. 47 УПК РФ от 18.07.15 г., очная ставка проведенная со свидетелем Хангишиевым Р.З. тем же числом, что в корне противоречит ее позиции по обвинению, как и позиции по ее делу Президиума Московского городского суда.

Свидетель не является стороной в уголовном деле, а относится к иным участникам уголовного процесса (глава 8 УПК Российской Федерации), обязанным давать правдивые показания об известных ему обстоятельствах, подлежащих установлению по делу. Вместе с тем однородность юридически значимых обстоятельств в которых оказались Шестаева Е.Ю. и Хангишиев Р.З. по данному уголовному делу предполагает обратное.

В буквальном понимании развития событий 17.07.15 года, это следует понимать так; Хангишиев на встречу приходит в отсутствии необходимого условия «юридической чистоты». Сомнения в том, что у него до встречи при себе не было наркотика и по сей день являются неустранимыми. В соответствии со ст. 14 УПК РФ все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном настоящим Кодексом, толкуются в его пользу.

Вместе с тем основываясь на показаниях Хангишиева в рамках выделенного уголовного дела, представляется возможным сделать следующие выводы; дополнительный допрос обвиняемого Хангишиева от 8 сентября 2015г., проведённый тем же старшим следователем УВД на московском метрополитене Кончаковой Т.С. в помещении следственного изолятора номер два УФСИН России по городе Москве с участием адвоката Сайгитова; как следует из его показаний, знакомство с так называемой Оксаной у Хангишиева начинается не позднее 6 мая 2015г., когда он ей заказал микс который до этого дня постоянно покупал соответственно, у неё, либо у других лиц.

Далее по смыслу сказанного Хангишиев стремится найти именно легальную смесь который нет в списке соответственно наркотических средств и психотропных веществ утверждённых постановлением правительства.

Вечером 6 мая 2015г., на Тверской улице около кинотеатра Пушкинский он купил так называемую смесь у той же Оксаны. После чего его задержали сотрудники полиции и доставили в ОВД Тверской, где изъяли курительную смесь, но когда провели исследование оказалось, что это не наркотическое средство.

После чего он окончательно убедился, что Оксана – Шестаева его не обманывает и действительно продаёт легальную курительную смесь. Приобретая у Шестаевой 17 июля 2015г. На станции метро Отрадное курительную смесь он был абсолютно уверен в её легальности.

Следует отметить что хранение наркотических средств психотропных веществ категория преступления которое характеризуется прямым умыслом. Следует также отметить что объективное вменение запрещено уголовным законом. Поэтому даже предполагая что Хангишиев покупал у Оксаны наркотики, тем не менее следует сделать вывод что субъективное сторона преступления им не осознавалась, что свидетельствует об отсутствии его вины.

В соответствии с частью шестой статьи 316-й УПК РФ суд по собственной инициативе выносит постановление о прекращении особого порядка судебного разбирательства и назначение рассмотрения уголовного дела в общем порядке если установлено что подсудимый вину не признает.

Таким образом для постановления приговора в особом порядке судебного разбирательства недостаточно согласия всех участников процесса и судья самостоятельно должен прийти к выводу что обвинение подтверждается доказательствами собранными по делу. По делу Хангишиева данные требования судом не выполнены.

Вместе с тем в апелляционном определении от 6 декабря 2016г., судебная коллегия по уголовным дела Московского городского суда указывает на обвинительный приговор Бутырского района суда города Москвы от 13 сентября 2015 года по части второй статьи 228-й УК РФ как на доказательства вины не только Хангишиева Р.З., но ШЕСТАЕВОЙ Е.Ю.

Следует, также отметить что правовая позиция по обвинению Хангишиева в незаконном хранении наркотического средства была согласована с его защитником Сайгитовым У.Т., что подтверждается это следующим;

Адвокат Сайгитов У.Т. в своем ходатайстве о проведении дополнительных очных ставок между его подзащитным и Шестаевой Е.Ю. (т.1 л.д. 159-160 уголовное дело № 64024), утверждает, что в показаниях ранее допрошенных лиц имеются существенные противоречия, сообщает следующее (дословно) – «так в рамках допроса проведённого при составлении протокола задержания подозреваемого от 18 июля 2015г. Хангишиев показал буквально; я не знал, что наркотическое средство, которое я приобрёл для личного употребления не является легальным, в интернете я прочитал что его можно приобрести легально и было указано где и у кого вот почему я приобрёл его».

Допрос в порядке ст. 46 в отношении Хангишиева Р.З., проведен 18.07.15 г. (л.д. 35-36) тем же следователем Кончаковой Т.С., при обстоятельствах схожих с допросами Шестаевой Е.Ю, в ночное время и опять-таки в отсутствии защитника, тем не менее недопустимым доказательством не признан, что формально свидетельствует не сколько о его незаконности, сколько об обоснованности ходатайства адвоката Сайгитова. Из вышеизложенного следует несомненно значимое обстоятельство; по мнению самого защитника, Хангишиева Р.З., при производстве первоначальных следственных действий последний, не указывает на Шестаеву Е.Ю., как на сбытчика наркотических средств.

Несмотря на это, выводы о виновности подсудимой по смыслу обвинительного заключения на стадии нового рассмотрения уголовного дела по-прежнему основываются, на простых утверждениях свидетеля Хангишиева Р.З., позиция которого по делу Шестаевой Е.Ю., исходя из изложенных фактов, непоследовательна, противоречива, кроме этого предполагает его личную заинтересованность в его исходе уголовного дела, поскольку связана с фальсификацией доказательств по уголовному делу о тяжком или об особо тяжком преступлении и не может в силу ст. 56 УПК РФ расцениваться как покаяния незаинтересованного лица, являющегося иным участником уголовного дела.

В силу положений ч.1 ст. 75 УПК РФ доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных статьей 73 настоящего Кодекса.

Таким образом считаю, что проведенный допрос Хангишиева в данном судебном заседании, не только дает основания для разумных сомнений в правдивости и непредвзятости его показаний как свидетеля, но и является вследствие вышеизложенных обстоятельств недопустимым доказательством поскольку является тактикой защиты Хангишиева Р.З., от уголовного преследования, предусмотренного ст. 228.1 УК РФ, что не может являться его нейтральной юридической позицией по данному уголовному делу.

Адвокат Кленовицкий С.А.

12 июля 2018 г.