Адвокат Кленовицкий Сергей Алексеевич, член Адвокатской палаты
г. Санкт-Петербурга, Спасской Коллегии
Адвокатов Санкт-Петербурга
(812)946-2575,(812)364-0481
Санкт-Петербург, Суворовский пр. 2 лит. В
Уголовные дела

ПУСТОЙ ПАКЕТ С НАРКОТИКОМ

Attention: open in a new window. Print

Материал взят с официального сайта информационно-публицистического блога "Невские Новости"

Пустой пакет» с наркотиками отправил петербурженку в колонию Мордовии

Адвокат «бьется» с решением суда, а сама женщина уже была этапирована из следственного изолятора в тюрьму.

full-photo2018-05-3014-31-28-1527775472.jpg - 97.77 Kb

Чуть больше недели назад из следственного изолятора №5 в Петербурге ушел очередной этап в колонии Мордовии. Вместе с ним уехала и осужденная за хранение наркотиков 39-летняя Светлана М. Сторона обвинения просила пять лет лишения свободы. В итоге она получила четыре года по решению Кировского районного суда Петербурга. Однако адвокат до сих пор пытается оспорить ключевое доказательство по ее делу.

Женщину задержали в Кировском районе города 28 декабря 2016 года. Большую часть судебного процесса адвокат Сергей Кленовицкий пытается оспорить всего лишь один важный нюанс – вещественное доказательство по уголовному делу. Вопрос, который он не раз озвучивал перед судом: «А был ли наркотик?». Мы поясним. Это связано с тем, что к делу следователь МВД прикрепил ксерокопию фотографии, на которой запечатлен прозрачный пакет. И он кажется абсолютно пустым. Несмотря на это, экспертиза настаивала - там хранились наркотические вещества. По данным следствия, они были обнаружены у Светланы почти сразу после задержания сотрудниками уголовного розыска. НЕВСКИЕ НОВОСТИ предлагают читателю лично посмотреть на фото наркотиков из материалов дела и публикуют эти материалы.

Светлана М. незаконно хранила при себе без цели сбыта смесь, содержащую наркотическое средство – героин (диацетилморфин), общей массой 3,01 грамма, что является крупным размером. Вплоть до момента административного задержания сотрудниками полиции на ул. Лени Голикова и последующего изъятия в ходе личного досмотра, произведенного в присутствии понятых в кабинете 8 отдела полиции УМВД России по Кировскому району Санкт-Петербурга. Тем самым указанное наркотическое средство было изъято из незаконного оборота, - следует из текста постановления о возбуждении уголовного дела.

 

https://nevnov.ru/amp/563724-pustoi-paket-s-narkotikami-otpravil-peterburzhenku-v-koloniyu-mordovii

 

Адвокат сейчас пишет кассационную жалобу на аппеляционное определение Петербургского городского суда. К судьям одно главное требование – признать приложенные к делу «пустые доказательства» недопустимыми. Сотрудники следственного управления не смогли предоставить с суд носитель, на котором хранится оригинал фотоснимка. Возможно, продемонстрированная в суде техника, на которую была сделана фотография пакета с наркотиком, смогла бы пролить свет на ситуацию.

full-photo2018-05-3014-31-27-1527775435.jpg - 106.74 Kb

С моей стороны скажу следующее. Мною, адвокатом Спасской коллегии адвокатов г. Санкт-Петербурга, Кленовицким Сергеем Алексеевичем, в соответствии с заключенным соглашением в интересах подзащитной М., подготавливается кассационная жалоба на обвинительный приговор Кировского районного суда СПб от 20.11.17 г., апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 09.04.18 г., в кассационную судебную инстанцию Санкт-Петербургского городского суда, по результатам которых М., признана виновной в хранении, не побоюсь этого слова, "виртуального" наркотического средства.

См. продолжение. Кассационная жалоба в скором времени будет опубликована на моем сайте.

Санкт-Петербургский городской суд, через Кировский районный суд СПб

Судебная коллегия по уголовным делам президиума Санкт-Петербургского городского суда

Адвокат Кленовицкий С.А., действующий в интересах Мухиной Светланы Николаевны (26.11.78 г.р.) обвиняемой в совершении преступления предусмотренного ч. 2 ст. 228 УК РФ.

Кассационная жалоба

Обвинительным приговором Кировского районного суда СПб от 20.11.17 г. Мухина С.Н. 26.11.78 г.р., ранее судимая 11.12.2008 г. за совершение тяжкого преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30 ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (судимость в установленном законом порядке не погашена), признана виновной в совершении преступления предусмотренного ч. 2 ст. 228 УК РФ, при обстоятельствах, изложенных в приговоре, но не позднее событий, произошедших 28.12.16 г.

Учитывая положения ч. 2 ст. 18 УК РФ суд при назначении наказания признал обстоятельством, отягчающим наказание, в соответствии с ч. 1 ст. 63 УК РФ, опасный рецидив преступлений, назначив подсудимой наказание в виде реального лишения свободы сроком на 4 (четыре) года с отбыванием наказания с учетом выполнения требований, предусмотренных ст. 58 УК РФ, в колонии общего режима.

Апелляционным определением Санкт-Петербургского городского суда от 09.04.18 г., приговор Кировского районного суда СПб от 20.11.17 г постановленный в отношении Мухиной С.Н., оставлен без изменения, апелляционная жалоба защитника и подсудимой – без удовлетворения.

С вышеуказанными судебными актами первой и второй судебных инстанций не согласен, считаю их постановленными с существенными нарушениями действующего уголовного закона, и подлежащими отмене в виду следующих обстоятельств;

I. Нарушения на стадии предварительного след следствия, связанные с осмотром и приобщением вещественных доказательств по делу.

В результате следственных действий проведенных по настоящему уголовному делу в порядке ст. 177 УПК РФ следователем СУ УМВД России по Кировскому району СПб Янаковым Я.С. (т. 1л.д. 33), после проведения соответствующей судебно-химической экспертизы, пакет из прозрачного бесцветного материала с комплементарной застежкой содержащий порошкообразное вещество серого цвета массой 2,99 гр. (диацетилморфин), обнаруженный и изъятый у Мухиной С.Н., во время личного досмотра 28.12.16 г., был осмотрен, признан и приобщен  к материалам уголовного дела в качестве вещественного доказательства (л.д. 35-36). Осмотр пакета проводился в отсутствии понятых.

При проведении осмотра указанный пакет – не вскрывался, а вещество по результатам судебной химической экспертизы (заключение эксперта от 18.01.17 г. № 9/Э/8572-16) признанное наркотическим средством диацетилморфин массой не менее 2,99 гр., ни следователем, ни понятыми не осматривалось. В результате чего вещественным доказательством по делу был признан пакет, а не наркотическое средство.

В случаях, предусмотренных статьями 115, 177, 178, 181, статьей 183 (за исключением случаев, предусмотренных частью третьей.1), частью пятой статьи 185, частью седьмой статьи 186 и статьей 194 настоящего Кодекса, понятые принимают участие в следственных действиях по усмотрению следователя. Однако если в указанных случаях по решению следователя понятые в следственных действиях не участвуют, то применение технических средств фиксации хода и результатов следственного действия является обязательным. При невозможности применения технических средств следователь делает в протоколе соответствующую запись.

Таким образом, в отсутствие участия понятых следователь, обязан фиксировать результаты следственного действия посредством технических средств.

В материалах дела, находиться фототаблица (т.1 л.д. 34) исследуемого пакета со штампом экспертного учреждения и указанием номера экспертного заключения № 9/Э/8572-16 от 18.01.17 г.

Вместе с тем, поскольку исследуемый пакет с комплементарной застежкой состоит из полимерного материала прозрачного цвета из фототаблицы также отчетливо видно, что в нем отсутствует порошкообразное вещество, признанное наркотиком, поскольку он абсолютно пустой.

Одновременно в квитанции о приеме наркотических средств в камеру хранения вещественных доказательств № 000272 от 30.01.17 г., указано что в упаковке п/э пакете со штампом   № 9/Э/8572-16 от 18.01.17 г., находиться порошкообразное вещество, признанное наркотиком.

При выполнении требований ст. 215-217 УПК РФ вещественное доказательство не предъявлялось (т.1 л.д. 137).

В связи с возникшими сомнениями в самом наличии наркотического средства в судебном заседании 01.11.17 г., в порядке ст. 284 УПК РФ осмотрен пакет, который по запросу суда был представлен в судебное заседание из камеры хранения вещественных доказательств, по результату которого судом установлено, что в пакете находиться порошкообразное вещество, признанное наркотиком.

Вместе с тем при таких обстоятельствах, сам факт нахождения наркотического средства в исследуемом пакете становиться неочевиден, поскольку следователем Янаковым Я.С., осмотрен только пакет, он же и приобщен в качестве вещественного доказательства в отсутствие самого наркотического средства.

Помимо этого, происхождение наркотического средства, установить не представляется возможным, поскольку после проведения соответствующей экспертизы (18.01.17 г.) пакет с веществом постановлением органа дознания, следователя, прокурора или определением (постановлением) суда приобщается к материалам уголовного дела в качестве вещественного доказательства и в ограниченные временем сроки (в течение суток) передается в камеру хранения наркотических средств.

По настоящему делу соответствующие требования, предусмотренные приказом МВД РФ (N 840 от 09.11.1999 г. "Об утверждении Инструкции о порядке изъятия из незаконного оборота наркотических средств") выполнены не были, поскольку сдача наркотического средства в камеру хранения вещественных доказательств согласно квитанции № 000272 о приеме наркотических средств в камеру хранения произошла 30.01.17 г., с нарушением установленных сроков, на две недели.

Кроме этого, согласно ответа ВРИО начальника ЭКЦ ГУ МВД России по СПб и Л.О., полученному заключенной Мухиной С.Н., экспертное исследование № 9/Э/8572-16 выполнено в 2016 (18.01.2016 г.), а не в 2017 году, о чем внесена соответствующая запись в журнале «учета материалов, поступивших на экспертизу» под номером № 8572, что еще более укрепляет сомнения в происхождении наркотического средства, признанного по настоящему уголовному делу вещественным доказательством.

Следует особо отметить порядок закрепления вещественных доказательств по данному уголовному делу. Так в судебном заседании от 14.11.17 г., по инициативе государственного обвинения была предпринята попытка осмотреть, указную фототаблицу к протоколу осмотра предметов (свертка с наркотическим средством) от 18.01.17 г., с исходного устройства iPhone с которого производилась фотосъемка следователем возвращенного с экспертизы пакета. Однако вместо исходника СУ УМВД России по Кировскому району СПб, была представлена лишь флешкарта-накопитель Kingston с электронными документами на котором содержится имя файла 5167 созданного 13.11.17 г., т.е., спустя год после проведения соответствующего следственного действия, что говорит о неправильном понимании, а скорее незнании уголовно-процессуального закона помощником прокурора Кировского района СПб Плотниковым Д.Н., не обладающего, кроме этого должностными признаками прокурора предусмотренными ст. 37 УПК РФ, и тем не менее поддерживающего государственное обвинение.

Согласно ст. 82 УПК РФ вещественные доказательства в виде электронных носителей информации хранятся вместе с уголовным делом.

Вместе с тем, если подобная информация все-же отсутствует, по запросу суда, иных лиц обладающими процессуальными полномочиями на ведение уголовного дела, такие доказательства в режиме процессуального действия в присутствии понятых и соответствующего специалиста копируется на другие электронные носители, которые передаются тому, кто об этом ходатайствовал или делал запрос.

В силу ограничений предусмотренных статьей 401.1 УПК РФ при рассмотрении кассационных жалобы, представления суд (судья) кассационной инстанции проверяет только законность судебных решений, то есть правильность применения норм уголовного и норм уголовно-процессуального права (вопросы права). С учетом данного ограничения доводы кассационных жалобы, представления, если в них оспаривается правильность установления судом фактических обстоятельств дела (вопросы факта), проверке не подлежат.

Вместе с тем, если в кассационных жалобе, представлении содержится указание на допущенные судом нарушения уголовно-процессуального закона при исследовании или оценке доказательств (например, обоснование приговора недопустимыми доказательствами), повлиявшие на правильность установления судом фактических обстоятельств дела и приведшие к судебной ошибке, такие доводы не должны быть оставлены без проверки (Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28.01.2014 № 2 (ред. от 03.03.2015 "О применении норм главы 47.1 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде кассационной инстанции").

Доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса, являются недопустимыми. Именно так расценивает защита, приобщенный к материалам уголовного дела в качестве вещественного доказательства пустой пакет. В соответствии с ч. 1 ст. 75 УПК РФ,  недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных статьей 73 настоящего Кодекса.

В связи с тем, что обвинение в незаконном хранении наркотического средства производно, прежде всего, от факта наличия вещественного доказательства, наркотика, который был обнаружен и изъят по результату следственных, иных действий, связанных с задержанием лица по подозрению в употреблении или незаконном хранении наркотических психотропных средств, веществ, возможно сделать обоснованный вывод о том, что подсудимая Мухина С.Н., не причастна к инкриминируемому ей деянию.

II. Несоответствие обвинительного заключения и постановления о привлечении в качестве обвиняемой.

По фабуле обвинения изложенного в обвинительном заключении по настоящему уголовному делу, наркотик (героин) по результату личного досмотра подсудимой проведенного в период с 15ч. 30 мин. по 15 ч. 40 мин., 28.12.16 г., обнаружен у нее в половых гениталиях, а не в манжете рукава куртки как это следует из протокола ее личного досмотра (т.1 л.д. 18-20).

По смыслу разъяснений Пленума Верховного Суда РФ от 22.12.2009 № 28 "О применении судами норм уголовно-процессуального законодательства, регулирующих подготовку уголовного дела к судебному разбирательству" - При решении вопроса о возвращении уголовного дела прокурору по основаниям, указанным в статье 237 УПК РФ, под допущенными при составлении обвинительного заключения или обвинительного акта нарушениями требований уголовно-процессуального закона следует понимать такие нарушения изложенных в статьях 220, 225 УПК РФ положений, которые служат препятствием для принятия судом решения по существу дела на основании данного заключения или акта.

Вместе с тем обнаруженный, а затем изъятый пакет с наркотическим средством у Мухиной С.Н., по результату ее личного досмотра, по выводам следствия находился у нее одновременно в разных местах, что противоречит не только показаниям понятых, принимавших участие в нем, но, также и фабуле предъявленного обвинения, изложенному в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого (т.1 л.д. 131-132) согласно которому имея умысел на незаконное хранение Мухина С.Н., хранила при себе смесь содержащую наркотическое средство диацетилморфин массой 3,01 гр., что является крупным размером, без указания на то, где именно она (смесь) хранилась.

III. Нарушение права на защиту.

Наличие защитника дублера в судебном заседании;

Часть 3 ст. 50 УПК РФ, предусматривает, что меры к назначению защитника принимаются лишь в случае, если участвующий в деле защитник (по соглашению) в течение 5 суток не может принять участие в производстве конкретного процессуального действия, а обвиняемый не приглашает другого защитника и не ходатайствует о его назначении. Обвиняемому разъясняется, что в силу положений части 3 статьи 50 УПК РФ при неявке приглашенного им защитника в течение 5 суток либо в течение иного более длительного, но разумного срока со дня заявления такого ходатайства, суд вправе предложить обвиняемому пригласить другого защитника, а в случае отказа - принять меры по его назначению; п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 30.06.2015г. № 29 «О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве».

В связи с заключенным соглашением об оказании юридической помощи от 20.07.17 г. с адвокатом Кленовицким С.А., подсудимая Мухина С.Н. неоднократно отказывалась от защиты адвоката Чурилова В.В., назначенным ей судом. В частности, это было сделано в судебном заседании 25.07.17 г., где подсудимая отказалась от защиты адвоката Чурилова В.В., отвод последнему не заявляла. Вместе с тем, это было истолковано судом как ходатайство несоответствующее требованиям ст. 72 УПК РФ.

Считаю, что участие защитника по назначению в данной ситуации, чем бы оно не мотивировалось, нарушает право на защиту подсудимой Мухиной С.Н., по следующим основаниям:

В Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 17 октября 2006 № 424-О, указано «предоставляя обвиняемому возможность отказаться от защитника на любой стадии производства по делу, уголовно-процессуальный закон, таким образом, гарантирует право данного участника уголовного судопроизводства на квалифицированную юридическую помощь защитника, исключая возможность принуждения лица к реализации его субъективного права вопреки его воле».

Решением ФПА РФ от 27.09.2013 «О двойной защите», также признано, что адвокат в соответствии с правилами профессиональной этики не вправе принимать поручение на защиту против воли подсудимого и навязывать ему свою помощь в суде в качестве защитника по назначению, если в процессе участвует защитник, осуществляющий свои полномочия по соглашению с доверителем. Отказ подсудимого от защитника-дублера в данной ситуации является обоснованным и исключающим вступление адвоката в дело в качестве защитника по назначению;

Неправомерность участия  адвоката в процессе в качестве защитника–дублера по назначению подтверждается правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Определении от 08.02.2007 № 251-О-П: « …реализация права пользоваться помощью адвоката (защитника) на той или иной стадии уголовного судопроизводства не может быть поставлена в зависимость от усмотрения должностного лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело, т.е. от решения, не основанного на перечисленных в уголовно-процессуальном законе обстоятельствах, предусматривающих обязательное участие защитника в уголовном судопроизводстве, в том числе по назначению. Манипулирование правом на защиту, чем бы оно ни мотивировалось, недопустимо».

Таким образом, адвокат не вправе по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда принимать поручение на защиту лиц против их воли, если интересы этих лиц в уголовном судопроизводстве защищают адвокаты на основании заключенных соглашений.

Считаю, что невыполнение указанных положений в ходе судебного разбирательства судом первой судебной инстанции, игнорирование аналогичных доводов апелляционной судебной инстанцией в лице председательствующего судьи Новиковой Ю.В., которая задала вопрос защите – а чем же, все-таки, мешал Чурилов В.В., в судебных заседаниях, противоречит вышеназванным постановлениям Конституционного суда РФ, и является основанием для отмены приговора суда в любом случае, поскольку в результате этого было нарушено право на защиту подсудимой.

IV. Допущенные процессуальные нарушения при рассмотрении ходатайств в суде апелляционной инстанции.

При рассмотрении апелляционной жалобы принесенных подсудимой Мухиной С.Н., ее защитником, 09.04.18 г., в судебном заседании адвокатом Кленовицким С.А., было заявлено ходатайство о вызове и допросе свидетеля Филоновой Е.Н., которая могла подтвердить обстоятельства совершения противоправных действий в отношении Мухиной С.Н., со стороны оперативных сотрудников, при ее задержании и дальнейшем проведении следственных мероприятий с их же участием. Аналогичное ходатайство, заявленное в суде первой судебной инстанции, по неизвестным причинам в том числе и для самой подсудимой было проигнорировано судом (т.3 л.д. 57, второй абзац снизу).

В соответствии с ч. 6 ст. 389.13 УПК РФ при исследовании доказательств, в том числе при разрешении ходатайств о вызове в этих целях в судебное заседание свидетелей, экспертов и других лиц суд рассматривая ходатайство порядке, ст. 271 УПК РФ выносит мотивированное постановление в соответствии с положениями, предусмотренным ст. 7 УПК РФ.

При этом суд не вправе отказать в удовлетворении ходатайства только на том основании, что оно не было удовлетворено судом первой инстанции.

Никак не разрешая процессуальную судьбу указанного ходатайства непосредственно в судебном заседании, судебная коллегия по уголовным делам принимает решение, дать ему правовую оценку в итоговом процессуальном документе (апелляционном определении), см. замечания, поданные защитником на протокол судебного заседания от 09.04.18 г.

Однако в своем итоговом процессуальном решении, суд не указал не только оснований отказа, но и полностью проигнорировал заявленное ходатайство.

Вместе с тем в протоколе судебного заседания указывается на прямо противоположное решение суда. На месте разрешив заявленное ходатайство о вызове свидетеля Филоновой Е.Н., суд его отклоняет, обосновывая свое решение о достаточности материала, добытого на стадии судебного следствия в суде первой судебной инстанции, для вынесения судебного решения по жалобе.

V. Обстоятельства, подтверждающие провокацию в совершении преступления в отношении подсудимой.

Следует отметить что решение суда первой судебной инстанции о доказанности вины Мухиной С.В., основывается исключительно на версии, оперативных сотрудников, которые задержали ее будучи уверенными что она находиться в состоянии наркотического опьянения, в связи с чем было принято решение о доставлении последней в отдел полиции для дальнейшего разбора административного правонарушения.

Как неоднократно указывал Европейский Суд по правам человека, пункт 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод требует, чтобы процедура расследования и рассмотрения уголовного дела, включая получение доказательств, соответствовала требованиям справедливости; использование агентов под прикрытием должно быть ограниченно, даже когда речь идет о торговле наркотиками; общественный интерес не может оправдать использование доказательств, добытых в результате провокации, т.е. действий агентов, подстрекающих к совершению преступления, которое без этой провокации не было бы совершено (постановления от 15 декабря 2005 года по делу "Ваньян против России" и от 26 октября 2006 года по делу "Худобин против России") Определение Конституционного Суда РФ от 05.06.2014 N 1308-О.

VI. Вменение объективной стороны преступления, запрещённой уголовным законом.

В данном случае, исходя из обстоятельств задержания Мухиной С.Н., возможно утверждать, что ей вменяется исключительно объективная сторона преступления, связанная с провокационными действиями лиц, проводивших ее задержание, посредством их негласного информатора (Комиссаровой А.А.), что в свою очередь, не могло не повлиять на правильность юридической оценки ее действий судом.

По версии Мухиной С.Н., ее задержание произошло в результате провокационных действий оперативных сотрудников. На стадии предварительного следствия Мухина С.Н., этого не сообщала и дала признательные показания по уголовному делу. Однако впоследствии сообщила, что посредством назначенного ей защитника ей предлагалась сделка со следствием и были предприняты попытки договориться о даче ей признательных показаний уже в суде. Связывала она это с тем, что в качестве вещественного доказательства по делу постановлением следователя Янакова Е.С. от 25.01.17 г., был признан пустой пакет без какого-либо содержимого (т.1 л.д. 32-33).

Таким образом неофициально до ее сведения было доведено, что в случае неизменности ее показаний в суде, наказание по приговору, хотя и будет назначено в виде лишения свободы, однако с учетом времени проведённого Мухиной С.Н., под стражей не будет чрезмерно суровым. Именно по этой причине она отказалась сначала от первого защитника, назначенного ей следствием, а затем и от последующего назначенного ей судом. Вместе с тем в судебном заседании 14.11.17 года Мухина С.Н., сообщает… за несколько дней до задержания, что ей позвонила ее знакомая Комиссарова А.А., с просьбой одолжить денег в долг.  В день задержания 28.12.16 г., она (Комиссарова А.А.) звонила ей неоднократно, просила в долг 1000 рублей. Она согласилась, поскольку звонки от последней были назойливыми и у нее имелись свободные денежные средства и предложила встретится с ней возле кинотеатра, находящегося у дома, когда пойдет гулять с собакой. По пути Комиссарова А.А. с кем-то разговаривала по телефону, а потом неожиданно сказала, что возле дома где проживает Мухина ей (Комиссаровой А.А.) оставили закладку с героином, но Мухина С.Н., может ее забрать в счет тех денежных средств, которые она только что получила от Мухиной С.Н. Мухина С.Н., отказалась. Спустя некоторое время, когда они переходили через дорогу, Комиссарова А.А. взяла ее под руку, а потом неожиданно что-то в нее вложила при этом ее зажав. Одновременно с этим неизвестные люди подойдя сзади накинули Мухиной С.Н., капюшон от пальто, в котором она находилась на голову и повалили на землю. Мухина С.Н. испугалась, так как подумала, что это бандиты. Впоследствии она узнала, что это были оперативные сотрудники, один из которых по ее утверждению, старший группы Матвеев С.В., ударил ее головой о поребрик, и подняв ее за капюшон, выругался нецензурно (т.3 л.д. 19-20).

Таким образом, задержание, проведенное в отношении нее подсудимая объясняет провокационными действиями оперативных сотрудников при посредничестве их информатора Комиссаровой А.А., а также тем, что ей, поскольку она проживала в соседнем доме с помещением где находиться 8 ОП Кировского района СПб, те же оперативные сотрудники (в частности Матвеев С.В.) неоднократно предлагали сотрудничать с ними в роли их неофициального информатора на районе, по делам, связанным с незаконным оборотом наркотических средств.  Мухина С.Н., всегда отвечала отказом, в связи с чем между ней и Матвеевым С.В., сложились неприязненные отношения.

В соответствии определением Конституционного Суда РФ от 04.11.2004 N 430-О согласно статье 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон, что предполагает предоставление сторонам обвинения и защиты равных процессуальных возможностей по отстаиванию своих прав и законных интересов. Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, необходимой гарантией судебной защиты и справедливого разбирательства дела является равно предоставляемая сторонам реальная возможность довести свою позицию относительно всех аспектов дела до сведения суда, поскольку только при этом условии в судебном заседании реализуется право на судебную защиту, которая должна быть справедливой, полной и эффективной.

Исходя из изложенного версия подсудимой о провокации в совершении преступления не менее обоснована и мотивированна, чем версия оперативных сотрудников, которые кроме этого излагают ее крайне голословно и непоследовательно (некоторые Мухину не знают и не имеют личной заинтересованности в исходе дела, другие наоборот ее знают и указывают что в ходе частного сыска неоднократно пытались наладить с последней контакт), и должна иметь равную юридическую силу по отношению к последней в процессе доказывания обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК РФ.

Вместе с тем в соответствии со ст. 5 Федерального закона от 12.08.1995 N 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» Органам (должностным лицам), осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, запрещается: подстрекать, склонять, побуждать в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий (провокация).

Однако именно на эти обстоятельства указывает Мухина С.Н., в своих допросах данных в ходе судебного следствия (т.3 л.д. 52-58, протокол судебного заседания от 25.04.17 г.).

Кроме этого провокация в совершении преступления, как и обстоятельства ее задержания указывают на то, что в отношении нее проводилось негласное ОРМ. Негласное проведение оперативно-розыскных мероприятий предполагает сокрытие от заинтересованных лиц (заподозренных, разрабатываемых, подозреваемых, обвиняемых и др.) факта осуществления каких-либо действий и лиц, их проводящих (оперативных работников, лиц, оказывающих содействие органам, осуществляющим ОРД, и др.).

Кроме того, провокация в совершении преступления при посредстве оперативных сотрудников означает их заинтересованность в исходе уголовного дела.

Таким образом исходя из презумпции невиновности Мухиной С.Н., ее версия могла быть подтверждена или опровергнута, исключительно, свидетелем по уголовному делу Комиссаровой А.А., которая находилась рядом с ней при задержании.

Вместе с тем как явствует из протокола судебного заседания от 14.11.17 г. (т.3 л.д. 13), государственный обвинитель Жуков А.В. без всякого повода отказывается от вызова и допроса ключевого свидетеля обвинения Комиссаровой А.А., никак не мотивируя этот отказ. В связи с чем с возможно обоснованно утверждать, что в отношении Мухиной С.Н., проводилось именно такое негласное ОРМ.

Таким образом вопрос о провокации в совершении преступления в отношении Мухиной С.Н., судом не исследовался, однако неоднократно поднимался в судебном заседании как стороной защиты, так и самой подсудимой, чем было существенно нарушено ее право на защиту.

Основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

Основаниями отмены или изменения судебного решения в любом случае являются: нарушения права участника уголовного судопроизводства на защиту.

На основании изложенного, руководствуясь гл. 47.1 УПК РФ;

Прошу суд;

Приговор Кировского районного суда СПб от 20.11.17 г., в отношении Мухиной Светланы Николаевны 26.11.78 г.р., отменить.

Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 09.04.18 г., отменить.

Направить уголовное дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции в ином составе суда.

29 июня 2018 г.

Адвокат Кленовицкий С.А.