Адвокат Кленовицкий Сергей Алексеевич, член Адвокатской палаты
г. Санкт-Петербурга, Спасской Коллегии
Адвокатов Санкт-Петербурга
(812)946-2575,(812)364-0481
Санкт-Петербург, Суворовский пр. 2 лит. В
Уголовные дела

СТ. 264 УК РФ ПРАКТИКА ОБЖАЛОВАНИЯ ПРИГОВОРА

Attention: open in a new window. Print

Чем подтверждается вина водителя в отсутствие внезапного изменения дорожной обстановки.

Причинно следственная связь между нарушением правил дорожного движения и наступившими последствиями.

Преступления, связанные с нарушением ПДД повлекшие по неосторожности причинение тяжкого вреда, либо смерти потерпевшего, квалифицируются соответственно  ч. 2, 3 ст. 264 УК РФ. Не всегда это связано с нарушением скоростного режима (п. 10.1 ПДД), ведь ситуации на дороге бывают самые непредсказуемые.  Не всегда это означает и что дорожная обстановка изменилась – внезапно, что предполагает проведения исследования о наличии или отсутствии технической возможности у водителя предотвратить происшествие.

В свете разъяснений Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 09.12.2008 N 25 (ред. от 24.05.2016) "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения" говориться; что при исследовании причин создавшейся аварийной обстановки необходимо установить, какие пункты правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств нарушены и какие нарушения находятся в причинной связи с наступившими последствиями, предусмотренными статьей 264 УК РФ.

Рассмотрим конкретную ситуацию – выезд на сторону, предназначенную для встречного движения (п. 1.4, 1.5 ПДД) в ситуации когда внезапного изменения дорожной обстановки не было.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РФ

Адвокат Кленовицкий С.А., в защиту интересов осужденного __________________ обвиняемого в совершении преступлений предусмотренных ч. 3 ст. 264 УК РФ и ч. 2 ст. 228 УК РФ

 

Кассационная жалоба

На постановление кассационной инстанции Мурманского областного суда 01.06.17 г.

 

 

Приговором Ковдорского районного суда Мурманской области 29.11.2016 года _____________________ 08.06.1984 г.р., признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 264 УК РФ и ч. 2 ст. 228 УК РФ.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ ему назначено наказание в виде лишения свободы на срок 4 года, с лишением права управления транспортными средствами на срок 3 года с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

В качестве компенсации морального вреда, причинённого преступлением по ч. 3 ст. 264 УК РФ, в пользу потерпевшей удовлетворен гражданский иск в размере 500 000 (пятьсот) тысяч рублей 00 копеек.

Апелляционным определением Мурманского областного суда от 24.01.2017 года приговор Ковдорского районного суда Мурманской области от 29.11.2016 года в отношении ______________ изменён. В резолютивной части приговора указано о назначении ему по ч. 3 ст. 264 УК РФ и на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ дополнительного наказания в виде лишения права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами, сроком на 3 (три) года.

В остальной части приговор в отношении ____________ оставлен без изменения.

Постановлением кассационной инстанции Мурманского областного суда 01.06.17 г., отказано в передаче кассационной жалобы адвоката _______________ действующего в защиту интересов осужденного Яковенко С.В. для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.

Вместе с тем, считаю постановленные судебные акты подлежащими отмене, в связи с существенным нарушением уголовно-процессуального закона при их вынесении повлиявшими на исход дела.

Так в обоснование доказанности вины подсудимого в совершении преступления по ч. 3 ст. 264 УК РФ в апелляционном определении суд указывает  на несоответствие действий водителя ____________ требованиям п. 9.1,1.4,1.5 ПДД РФ (лист. 6 2 абз., снизу) и о том, что эти несоответствия находятся в причинно-следственной связи с наступлением происшествия.

Вместе с тем приведенные требования пунктов ПДД обуславливают лишь общие требования к участникам дорожного движения по соблюдению ими безопасности дорожного движения и не могут расцениваться как умышленное нарушение требований ПДД РФ.

1.4. На дорогах установлено правостороннее движение транспортных средств.

1.5. Участники дорожного движения должны действовать таким образом, чтобы не создавать опасности для движения и не причинять вреда.

9.1. Количество полос движения для безрельсовых транспортных средств определяемых разметкой.

Как следствие причинно-следственная связь в данном случае устанавливается  причиной выезда на встречную полосу, а не самим этим фактом.   Однако такие причины могут быть выражены не только в виде умысла или неосторожной формы вины (уснул, отвлекся, отвлекли), что означает наличие признаков преступления причиненного по неосторожности, но и при наличии ряда факторов может указывать на невиновное причинение вреда (создали помеху, потерял сознание и т.д.), уголовная ответственность за причинение которого не предусмотрена уголовным законом.

В приговоре речь идет именно об умышленном нарушении подсудимого правил дорожного движения, несоблюдение которых в силу небрежности или легкомыслия привело к выезду на полосу, предназначенную для встречного движения. Однако такой вывод противоречит требованиям уголовного законодательства, поскольку основан исключительно на предположении о противоправных действиях подсудимого и одновременно исключении таких действий со стороны второго участника ДТП. Невиновность последнего презюмируется и в то же время категорично отрицается в отношении подсудимого.

Вместе с тем установлено, что столкновение автомобилей ВАЗ 21124 под управлением __________ и ВАЗ 21011 под управлением ______________ произошло по касательной траектории, что в свою очередь исключает их лобовой удар, и в то же время не исключает разворот автомобиля вследствие этого удара, с выездом его на встречную полосу. Таким образом, возможно, подвергнуть обоснованному сомнению не только сам факт, но и обоснованность такого предположения как выезд автомобиля __________ на встречную полосу до столкновения. За несколько секунд до аварии, такие действия представляются не только нелогичными, но и крайне сомнительными  с точки зрения нормального поведения человека. Одновременно возможно утверждать, что второй водитель участник ДТП управлял своим ТС, с превышением скорости (около 120 км/ч), т.е., с нарушением ПДД, чему не дана надлежащая оценка судом.

Более того, в самом заключении авто-технической экспертизы делается вывод  о том, что действия обоих водителей не соответствовали требованиям ПДД. Однако нарушая установленную скорость более чем на 30 км., водитель (второй участник ДТП, ___________), с технической точки зрения, по мнению эксперта не создавал аварийной ситуации на дороге, что противоречит здравому смыслу и говорит о наличии существенных противоречий в его выводах.

Вместе с тем, в экспертном заключении указывается, что эксперт не в состоянии ответить на ряд принципиально важных вопросов постановленных перед ним следствием, а именно о том каковы были скорости ТС, соответствует ли характер повреждений ТС скорости принятой за основу в расчетах и выводах эксперта, в виду отсутствия надлежащего технического обеспечения (программного комплекса PC-CRASH3)  позволяющего смоделировать механизм столкновения с учетом конечного положения ТС после столкновения (т.2 л.д. 35 экспертное заключение 637/01-1 от 17.05.2016 г.), поскольку такой программный комплекс в ФБУ Мурманская ЛСЭ М.Ю. РФ – отсутствует.  Таким образом, на ряд ключевых вопросов предрешающих виновность или отсутствие вины в действиях подсудимого, при возникновении ДТП на этапе предварительного следствия попросту не дано ответа в силу технической не оснащенности экспертного учреждения.  Тем не менее, скорость ТС _______ определяется «на глазок» исходя из субъективного мнения очевидцев происшествия, свидетелей, которые двигались в одном направлении с потерпевшим, Казакова Д.Ю. и Зайцева И.В., позади автомобиля потерпевшего

Стратегически представляется важным другое, в своем допросе на предварительном следствии Зайцев И.В. сообщает, что автомобиль  ___________  движущийся во встречном направлении к ним, за несколько метров до столкновения с автомобилем потерпевшего «расстояние составляло примерно 10-15 метров, неожиданно выехал на противоположную сторону, по непонятной ему причине, возможно водитель заснул» (т.1 л.д.  189-191). Таким образом, ключевой свидетель обвинения оценивает действия водителя подсудимого, как соответствующие условиям дорожной обстановки и никаких нарушений ПДД со стороны последнего не усматривает вплоть до момента столкновения.

Вместе с тем из обвинительного заключения по уголовному делу № 13-1986 утвержденному прокурором Ковдорского района Мурманской области 22.06.16 г., по обвинению ____________, в части совершения преступления предусмотренного  ч. 3 ст. 264 УК РФ, становиться непонятным по смыслу выполнения требований ст. 5 УК РФ, какие общественно опасные действия (бездействие) совершил подсудимый.

Так, исходя из текста обвинительного заключения (т.3, л.д. 146) Яковенко С.В., обвиняется, в том, что;

12.05.15 г., около 16 ч. 10 мин., водитель __________ , достоверно зная о том, что у него имеется заболевание «артериальная гипертония 1 степени» вследствие чего у него случаются обмороки, т.е., он внезапно теряет сознание,  в нарушение п. 2.7 ПДД, находясь в болезненном состоянии, ставящем под угрозу безопасность движения, двигаясь по 84 км. Пиренга-Ковдор Ковдорского района Мурманской обл., потерял сознание в связи, с чем утратил контроль над управляемым им транспортным средством, с выездом на строну предназначенную для встречного движения, чем нарушил требования п. 1.4, 1.5, 9.1 ПДД.

Вместе с тем, законность принятия подобного решения о болезненном состоянии ______________, что собственно, по мнению следствия,  и доказывает его вину в совершении преступления, возможно подвергнуть обоснованному сомнению, поскольку постановление  следователя Рылова Р.Ю. о назначении судебно-медицинской экспертизы от 14.06.16 г. в отношении обвиняемого «Областным мурманским бюро СМЭ» было возвращено без исполнения (т.1 л.д. 61) ввиду отсутствия в постановлении вопросов входящих в компетенцию врачей судебно-медицинских экспертов. Сам Яковенко в своих допросах утверждает, что в день ДТП никаких спиртных напитков, как и каких-либо запрещенных препаратов и не употреблял (допрос в порядке ст. 47 УПК РФ от 5.04.16 г., л.д. 238 3 абз. сверху), что следствием не опровергнуто.

По результатам ознакомления, ____________ с заключением авто-технической экспертизы, он также выражает несогласие с постановленными выводами, обоснованно указывая на ее недостатки, в очередной раз, поясняет, что не выезжал на сторону, предназначенную для встречного движения (т.2 л.д. 38 протокол ознакомления с заключением эксперта в порядке ст. 206 УПК РФ).

Возвращаясь к технической стороне экспертного заключения, на основании которой суд, принимает решение о доказанности вины подсудимого, однако исключая при этом его болезненное состояние, странным образом повлекшее по неосторожности смерть человека, следует отметить, что в соответствии со ст. 207 УПК РФ в случаях возникновения сомнений в обоснованности заключения эксперта или наличия противоречий в выводах эксперта или экспертов по тем же вопросам может быть назначена повторная экспертиза, производство которой поручается другому эксперту.

Целесообразность и необходимость принятия такого решения в данном случае вытекает из самого заключения;

Нарушения ПДД усматриваются со стороны двух участников.

По предъявленному обвинению вина _________ усматривается в нарушении п. 2.7 ПДД  (2.7. Водителю запрещается: управлять транспортным средством в болезненном или утомленном состоянии) т.е., проще говоря, ему вменяется его плохое самочувствие, о котором он заведомо знал, что и повлекло нарушение соответствующих пунктов правил ПДД;  1.4, 1.5, 9.1, 10.1. Последний пункт в окончательно предъявленном обвинении предварительным следствием исключен по вышеизложенным обстоятельствам, поскольку необходимое программное обеспечение для определения скорости ТС экспертным путем в экспертном учреждении Мурманская ЛСЭ (лаборатория судебной экспертизы) – отсутствует.

Однако суд, игнорируя очевидные факты несостоятельности как первого (судебно-медицинская) так и второго (авто-техническая) экспертных заключений и не являясь органом уголовного преследования, отклоняется от первоначально предъявленного обвинения, в нарушении ст. 252 УПК РФ (несомненно, выходит за его рамки) и принимает  решение о назначении дела к слушанию.

Вместе с тем, еще на стадии предварительного следствия защитой при выполнении требований ст. 215-217 УПК РФ заявлено ходатайство о назначении предварительного слушания в порядке ст. 229 УПК РФ, по основаниям изложенным выше, исключения указанного доказательства (заключения авто-технической экспертизы 637/01-1 от 17.05.2016 г)  как недопустимого в порядке ст. 235 УПК РФ (т.3 л.д. 136). Судом такое ходатайство в произвольной форме откланяется, в нарушение ст. 7 УПК РФ, без приведения каких либо мотивов в принятии такого решения. В постановлении суда от 27.09.16 г., о назначении судебного заседания без проведения предварительного слушания идет лишь ссылка на то, что ходатайство об исключении доказательства не отвечает требованиям ч. 2 ст. 235 УПК РФ, без указания на то, в чем именно проявляется это несоответствие (т. 2 л.д. 133-135).

Таким образом, при исследовании и оценке доказательств по предъявленному обвинению по ч. 3 ст. 264 УК РФ в отношении ____________ судом, по мнению защиты, допущены следующие существенные нарушения уголовно-процессуального Закона, которые возможно резюмировать в следующем;

В свете разъяснений Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 09.12.2008 N 25 (ред. от 24.05.2016) "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения" п. 6 предусмотрено, «что решая вопрос о виновности либо невиновности водителя в совершении дорожно-транспортного происшествия вследствие превышения скорости движения транспортного средства, следует исходить из требований пункта 10.1 Правил, в соответствии с которыми водитель должен вести его со скоростью, не превышающей установленного ограничения, учитывая при этом интенсивность движения, особенности и состояние транспортного средства и груза, дорожные и метеорологические условия, в частности видимость в направлении движения».

Нарушение п. 10.1 ПДД исключено из обвинения в отношении _______________, тем не менее, в отношении второго участника ДТП (_____________) при установленном превышении скорости с его стороны, подобные обстоятельства не исследовались вовсе и были проигнорированы судами. Вместе с тем такие обстоятельства не могли быть установлены и в результате проведенной судебной авто-технической экспертизы, поскольку в экспертном учреждении отсутствовало необходимое программное обеспечение для моделирования  ДТП по конечному расположению ТС. В то же время результаты авто-технической экспертизы (экспертное заключение 637/01-1 от 17.05.2016 г.) были положены в основу приговора и последующих судебных актов, что свидетельствует об обосновании приговора суда – недопустимыми доказательствами.

Возможно, также говорить о том, что принудительное исключение фактора скорости в силу технической несостоятельности экспертного учреждения провести компьютерное моделирование дорожной ситуации, привело заведомо к невозможности установления причинно-следственной связи в принципе.

В своем заключении эксперт в категоричной форме утверждает (стр. 5 2 абз. сверху, т. 1. л.д. 36) что причина выезда ___________ на встречную полосу не установлена. Таким образом, эксперт не указывает какие нарушения правил дорожного движения допущенные _______ находятся в причинно-следственной связи с наступившими последствиями и выездом его ТС на полосу предназначенную для встречного движения, в нарушение п. 5 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 09.12.2008 N 25 (ред. от 24.05.2016) где говориться; что при исследовании причин создавшейся аварийной обстановки необходимо установить, какие пункты правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств нарушены и какие нарушения находятся в причинной связи с наступившими последствиями, предусмотренными статьей 264 УК РФ.

Предварительным следствием в окончательно предъявленном обвинении такая возможная причинно-следственная связь установлена «самостоятельно» и связана с  нарушением п. 2.7 Правил дорожного движения утвержденных Постановлением Правительства РФ от 23.10.1993 N 1090 как запрет водителю выезжать на проезжую часть в болезненном или утомленном состоянии, ставящем под угрозу безопасность движения;

Вместе с тем;

Никаких доказательств этому следствием не представлено. Не представлены и не исследованы подобные доказательства в суде. У _______, действительно наблюдается артериальная гипертония 1 степени, что подтверждается медицинскими показаниями и которая является побочным признаком синкопильного пароксизма (внезапная потеря сознания), которое по своим показаниям является вегето – сосудистым синдромом и не относится к устойчивой форме заболевания, а значит, не может свидетельствовать о его неудовлетворительном самочувствии в какой либо конкретный день, или время суток. Более того, 20.02.2013 года при прохождении медицинского освидетельствования в качестве водителя врач психиатр психоневрологического диспансера, как и другие специалисты, противопоказаний к управлению транспортным средством у него не находят, что свидетельствует об отсутствии ограничений к допуску управления транспортным средством.

Между тем, как толкуется экспертом, столкновение автомобилей произошло в отсутствие  внезапного изменения дорожной обстановки, в связи, с чем ответ на фундаментальный вопрос, который разрешается в таких случаях; о наличии или отсутствии у водителя технической возможности для остановки транспортного средства эксперт не дает (л. 6 заключения 637/01-1 т. 1. л.д. 36), а значит, в реальных жизненных условиях при наличии такого заболевания и при внезапной потере сознания, внезапный выезд на встречную полосу у ________ был возможен. Другое его поведение в подобной ситуации труднообъяснимо.

Вместе с тем, в нарушение ст. 252 УПК РФ суд выходит за рамки предъявленного обвинения, которое хоть каким-то образом объясняет причину произошедшего ДТП, несомненно,  ухудшая при этом положение подсудимого и нарушая его право на защиту, поскольку произвольным образом, т.е., без всякого обоснования причин в принятии такого  решения, исключает ключевой признак обвинения (нарушение п. 2.7. ПДД)  как и саму причинно-следственную связь.

При очевидней невозможности рассматривать дело по предъявленному обвинению, что исключало возможность постановления судом приговора на основе данного заключения, суд немотивированно отклоняет ходатайство защиты  о назначении предварительного слушания по основанию исключения результатов авто-технической экспертизы как недопустимого доказательства.

Приведенные нарушения норм УПК РФ при исследовании и оценке доказательств, как и обоснование приговора суда, недопустимыми доказательствами, по мнению защиты, являются существенными и повлиявшими на исход уголовного дела. Однако с учетом ограничений в рассмотрении доводов кассационной жалобы в свете разъяснений Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.01.2014 N 2 "О применении норм главы 47.1 УПК РФ регулирующих производство в суде кассационной инстанции" касающихся обстоятельств дела, вышеизложенные доводы, не сводятся к переоценке выводов суда, что является предметом рассмотрения суда кассационной инстанции.